Публикации

Максим Мартынюк: Украинский агропромышленный комплекс — на редкость устойчивая система.

  • Январь 11, 2019

Только на протяжении последних 12 месяцев отрасль пережила столько масштабных поворотов и потрясений, что их с лихвой хватило бы для экономик нескольких стран. Перманентные погодные катаклизмы, изменение статуса надежных торговых партнеров на прямо противоположное, регуляторные новации, логистические проблемы — все это на выходе трансформировалось не в руины, как можно было бы ожидать, а в рекордные показатели производительности и закрепление отрасли на ведущих позициях в украинской экономике.

Начну с того, с чем в первую очередь будет ассоциироваться аграрный 2018 г., — 70,1 млн т урожая. Максимум за историю наблюдений и на 5 млн т больше предыдущего рекорда, зафиксированного в 2016-м. Показатель тем более впечатляющий, что погодные факторы в течение года не давали повода для оптимизма. По мере наступления погодных сюрпризов — затяжной зимы, температурных рекордов, засухи — отрасль бросало то в ликование, то в панику. Когда вектор поменялся в третий раз, — кажется, после того, как в июне зарядили затяжные дожди, и отрасль перешла в режим «все сгниет», стало понятно, что прогнозировать что-либо бессмысленно. Лично я убедился в том, что правило «делай, что должно» еще никогда не подводило. Соотношение «погода/технологии» по степени влияния на урожай я оцениваю в 60/40, и с учетом рекордной погодной турбулентности это очень здоровая пропорция, особенно исходя из результата. Структура урожая, несмотря на явный крен в сторону непродовольственных культур (около половины вала обеспечила кукуруза), полностью покрывает потребности внутреннего рынка — предложение ранних зерновых, в том числе пшеницы, в разы превышает спрос.

Что такое урожай в 70 млн т в масштабах экономики? Прежде всего это почти 15 млрд долл. из расчета средних цен на зерновые на мировых площадках. Это около 12% от ВВП, или более 80% золотовалютных резервов. И, наконец, это около 40% в экспортной выручке, и это стабильность курса национальной валюты.

Общий экспорт мы ожидаем на уровне 47 млн т, хотя рынок дает оценки еще больше — 50 млн. Поставок одной только пшеницы мы ожидаем на уровне 16 млн т — по 8 млн т продовольственной и фуража. Этот колоссальный ресурс, значительную часть которого необходимо было экспортировать в сжатые сроки — до конца года, до выхода на мировой рынок урожая из Латинской Америки, поставил перед всей транспортной инфраструктурой задачи, равных которым она еще не решала. Фактически с первых дней периода активного экспорта начали поступать жалобы от трейдеров, и было очевидно, что сами по себе они не разрешатся. Поэтому на уровне Кабинета министров было принято решение о создании межведомственного штаба, который бы в оперативном режиме разруливал все логистические проблемы. Формат «встречаемся, обсуждаем проблемы, решаем» оказался очень эффективным в условиях операционного коллапса. Если в начале работы штаба мне как его главе приносили кипу документов с перечнем накопившихся на разных участках проблем, то уже через месяц список занимал не более половины листа. Но при всей эффективности штаба он не является системным решением, так как борется исключительно с последствиями проблемы, а не с первопричиной, то есть лечит симптомы, а не болезнь. Но если не вылечить недуг, то он даст рецидив осенью 2019-го. Рецепт — глобальные законодательные решения, в том числе о допуске частной тяги на железную дорогу.

Поддержка агросектора

За 2018 г. в аграрную отрасль поступило в разных форматах около 4 млрд грн господдержки. Еще 2 млрд грн в конце года были аккумулированы и переданы на другие направления, в первую очередь на социальные выплаты и выплаты по внешним займам. Сельское хозяйство не в уникальной ситуации, такое перераспределение произошло и по другим расходным статьям госбюджета.

С другой стороны, эти деньги действительно были не востребованы сельхозпроизводителями в силу самых разных, в том числе объективных, причин.

Почему так получилось? Прежде всего сыграла свою роль естественная настороженность представителей сектора в отношении любых новаций, особенно исходящих от властей. Обычно этот фактор преодолевается после того, как сформируется критическая масса положительных отзывов и запустится сарафанное радио. Так, по программе компенсации стоимости сельхозтехники, действующей второй год подряд и обкатанной еще в 2017-м, выборка оставляет желать лучшего. Отличный результат показала программа выплат на голову молочного стада для юрлиц и на молодняк — для граждан. Здесь сарафанное радио сработало очень быстро: как только люди увидели, что сосед получил 2500 грн живых денег на теленка, которого не сдал сразу заготовителям, а решил додержать до года, никого больше не приходилось уговаривать оформить дотацию.

В результате около 145 млн грн было направлено почти 104 тыс. граждан за содержание 176765 телят. Более полумиллиарда гривен направлено на удешевление содержания коров для 105 тыс. субъектов хозяйствования, в том числе нескольким сотням фермерских хозяйств.

Относительно невысокий процент использования — по направлениям господдержки, завязанным на банковском секторе и/или долгосрочных инвестиционных проектах в животноводстве. Так, одна из программ предусматривала очень достойный процент удешевления и компенсации затрат на строительство животноводческих комплексов. Но такие решения не принимаются с вечера на утро, а сам подготовительный этап, связанный с оформлением всех разрешений на такой проект, довольно длительный. Поэтому ряд бизнесменов, планирующих такие инвестиции, просто не успели воспользоваться программой, так как либо просчитывали целесообразность такого проекта и его составляющих, либо застряли на этапе бумажного оформления. Поэтому очень важно обеспечить стабильность действия программ в перспективе, чтобы предприниматели сразу понимали, что могут учесть в своем бизнес-плане элемент государственной поддержки.

Чем мы недовольны, так это результатами по фермерским программам. В первую очередь потому, что правительство определило эту категорию сельхозпроизводителей как базу для развития среднего класса в сельской местности и оказывает им всестороннюю поддержку. Из миллиарда гривен, предусмотренного на развитие фермерских хозяйств в бюджете 2018 г., было использовано менее половины. Почему так произошло? В первую очередь, несмотря на работу очень профессиональной Ассоциации фермеров и частных землевладельцев, на уровне областей и даже районов фермеры остаются довольно разрозненными, и в этом сегменте информированность о программах поддержки и возможностях, которые они дают, была неудовлетворительной.

Еще один сдерживающий фактор — требование полной детенизации, предъявляемое правительством к получателям бюджетных денег. Не все фермеры были готовы предоставить документы на используемую землю или оформить надлежащим образом членов своего фермерского хозяйства. С их стороны это было осознанное решение — отказаться от дотации, но остаться в привычных серых координатах работы. Но хочу сказать этой категории сельхозпроизводителей, что это заведомо проигрышный путь, так как «тень» неумолимо сужается под влиянием как курса правительства на обеление экономики, так и внешних торговых партнеров, которые предъявляют требования к прослеживаемости продукции.

Также не пошло на пользу фермерским программам, предполагавшим, в частности, радикальное удешевление до 1–2% стоимости банковских займов, предубеждение банковского сектора к этой категории заемщиков. Переубеждение, по моему мнению, абсолютно несправедливое, поскольку аграрии показывают себя в целом более дисциплинированными плательщиками, и процент невозвратов в АПК существенно ниже, чем в среднем по экономике. Но, вопреки объективной реальности, финучреждения продолжают оценивать фермеров как неблагонадежных клиентов. Правда, и фермеры платят банкам ответным недоверием и предпочитают брать исключительно товарные кредиты от дистрибьюторов. В будущем году мы учтем все эти нюансы и внесем необходимые корректировки, чтобы повысить комфорт фермеров в пользовании программами.

Мы сделали программы господдержки точечно направленными и сформировали их из соображений пользы для отрасли, а не PR-эффекта, полностью осознавая всю непопулярность этого шага. Проще было раздать 100 долл. в эквиваленте на гектар, и получить политические дивиденды, но это означало бы просто сжечь 6 млрд грн. Правительство навлекло на себя критику, зато по итогам года мы фиксируем тенденцию детенизации в отрасли, рост продуктивности в молочном хозяйстве, закладку новых садов и виноградников и появление новых фермерских хозяйств. That was worth it.

Да, в отрасль направлено относительно немного средств, но все эти деньги дошли до адресатов — эффективных сельхозпроизводителей и будут использованы на развитие. Доступ к бюджетным деньгам имели все желающие, вне зависимости от масштаба бизнеса и его специализации, так что принцип справедливости был безупречно соблюден, а это было нашим основным требованием к самим себе.

Секторальные результаты

Результаты центральных органов исполнительной власти, которыми в силу своих обязанностей занимается Минагрополитики и продовольтствия, не равноценны по итогам 2018 г. Но нигде не было застоя, и это безусловная позитивная особенность завершающегося года.

Больше всего позитивных событий произошло в блоке земельных отношений, но это скорее накопительный эффект вложенных туда за последние три года усилий, которые наконец начали приносить отдачу. Проведение впервые с 1995 г. нормативной денежной оценки 35 млн га сельхозземель выведет земельные отношения на качественно новый уровень и будет способствовать увеличению доходов местных бюджетов за счет обновления данных и невозможности манипуляций с ними.

За неполные десять месяцев мы провели масштабную передачу 1,5 млн га земель сельхозназначения в собственность почти семи сотен объединенных громад, которые получат возможность, опираясь на этот ресурс, осознанно развивать свои территории. Нет стопроцентной уверенности, что все главы ОТГ будут рачительными хозяевами, но гражданская активность, проявленная при объединении, безусловно, делает их заслуживающими этого шанса.

Электронные земельные торги. Кабмину пришлось применить свой фирменный прием «пилотный проект», чтобы иметь возможность осуществить необходимые трансформации в отрасли, не дожидаясь, пока парламент раскачается. Первые результаты электронных торгов полностью оправдали приложенные усилия, — ставки аренды взлетают до 70% годовых. Все эти деньги поступают опять-таки в местные бюджеты.

В части лесного хозяйства видел бодрый отчет об уменьшении нелегальных рубок в два раза, до 14 тыс. кубометров, но не воспринимаю его слишком серьезно, хоть не ставлю под сомнение цифры. Просто нужно понимать, что реальное количество незаконных рубок в этой цифре не учтено, и об их масштабах можно только догадываться. Хочу оговориться, что на основании многочисленных встреч с представителями отрасли — лесниками и директорами хозяйств — никаких претензий к ним нет. Проблема лесного хозяйства имеет исключительно системную, а не человеческую природу. Но зато можно с уверенностью сказать, что будущий год у представителей отрасли будет куда лучше нынешнего, поскольку они рекордсмены по количеству позитивных изменений, заложенных в госбюджете-2019. Это и повышение лесной ренты, и более эффективное ее распределение, и увеличение финансирования, что позволит поддержать лесхозы в южных и восточных, так называемых низкоресурсных, областях, и новые стандарты на древесину, начинающие действовать с нового года.

Госрыбагентство перешло в 2018 г. из режима «выживание» в режим «развитие». На 60% увеличился объем вылова в Черном море, на 7% выросло производство пищевой продукции в сегменте. Есть предположения, что этой динамикой мы обязаны детенизации отрасли и/или росту покупательной способности населения. Мне нравятся обе версии, хоть больше склоняюсь все же к первой. К концу года эти успехи были подпорчены агрессивной политикой Российской Федерации, что ставит под сомнение дальнейшую беспрепятственную возможность промысла в Азовском море. Оценить последствия пока сложно ввиду абсолютной непрогнозируемости действий российской стороны.

По линии Госпотребслужбы также множество подвижек, практический эффект которых будет очевиден уже в следующем году. Были приняты ряд нормативных актов, в частности, новые правила и параметры контроля производителей, прослеживаемости продукции, евроинтегрционный закон о кормах. АЧС не искоренена, но во втором полугодии мы видим отрадное затихание активности эпидемии и снижение количества вспышек в регионах.

Аграрный-2019

Приоритеты, определенные в сельском хозяйстве в 2018 г., отражены и в бюджете на 2019-й. Программы поддержки бессмысленны в диапазоне одного-двух лет, и хотя некоторые подвижки в отрасли мы фиксируем, для стойкого эффекта необходимо обеспечить преемственность стратегии. Поэтому в будущем году (хотелось бы и в перспективе еще нескольких лет) фокус сохранится на поддержке животноводства и других капиталоемких отраслей, которые способствуют созданию рабочих мест, формированию продукции с добавленной стоимостью и являются в силу длительного срока окупаемости высокорисковыми для инвесторов.

Безусловно, произойдет трансформация архитектуры программ фермерского блока. Они будут упрощены и менее зависимы от банковского сектора, по крайней мере до тех пор, пока финансисты не преодолеют свое предубеждение к этому классу заемщиков. Больший упор будет сделан на развитие переработки и логистики. Этот год показал, насколько сектор зависим от транспортной инфраструктуры, и если срочно не инвестировать в ее модернизацию и укрупнение, то сельскохозяйственный потенциал может остаться нереализованным. Большинство программ поддержки-2019 уже знакомы сельхозпроизводителям или претерпят точечные совершенствования, таким образом можно рассчитывать на активный спрос на них со стороны тех аграриев, которые до сих пор сомневались, что государство проявит последовательность и надежность.

Скорее всего, турбулентность на внешних рынках сохранится. Даже если активная фаза глобального торгового противостояния КНР—США миновала, а все указывает именно на это, рассчитывать, что мы закончим год в стабильной системе торговых координат, не приходится. Однако можно с уверенностью сказать, что украинские экспортеры, несколько лет назад выдержавшие колоссальное испытание на прочность потерей многолетнего торгового партнера и сумевшие перестроиться и отыграть позиции, готовы к любым торговым неожиданностям.

321

Основное изменение, по моему мнению, должно произойти в парадигме «инвестор и украинский АПК», и в 2019 г. мы увидим ее зарождение. Тезис «иностранные инвесторы, приходите в наше сельское хозяйство» безнадежно устарел. Мы давно сами себе инвесторы, и исключения, такие как SALIC—»Мрия», лишь подтверждают это правило (см. рис. 1, 2). Украинский аграрный комплекс — уже один из самых мощных в мире, и его представители совершенно самодостаточны и сами готовы к внешней экспансии. Серия сделок M&A авторства украинских компаний, количество которых неуклонно растет, это подтверждает.

321
[Всего голосов: 1    Средний: 5/5]