Публикации

Что общего у Украины, Кубы, Северной Кореи, Таджикистана и Венесуэлы?

  • Февраль 20, 2018
Максим Петрович Мартынюк

Официальный перевод Atlantic Council.

Максим Мартынюк, первый заместитель министра аграрной политики и продовольствия Украины специально для Atlantic Council.

С того момента, как в 2014 году в Украине победила демократическая революция, из нашей страны вовне поступало два основных типа сообщений. Первый касался героического сопротивления, которое оказывали украинцы российской агрессии на Востоке страны. Второй —  коррупции, разрушающей эту страну. Истина, как всегда, менее однозначная. Украина, безусловно продвинулась в решении основных задач, которые стояли перед ней после Революции Достоинства, и Запад играет в этом прогрессе гораздо большую роль, чем могут предположить некоторые политики.

Показательный пример – введение в Украине рынка земли. Осенью 2017 года украинский парламент провел несколько масштабных реформ – пенсионную, образовательную и здравоохранения. Как можно заметить, земельной реформы в этом перечне, к сожалению, нет.  В конце прошлого года вопрос о введении рынка земли был в восьмой раз поставлен на голосование и в восьмой же раз отклонен. В результате, украинские землевладельцы по-прежнему могут лишь отдать в аренду свой пай либо продать его на черном рынке за копейки.

Причина, на мой взгляд, состоит в рудиментарном коммунистическом менталитете, который сохраняют многие украинские политики, в том числе члены действующего парламента, которые были избраны после Революции Достоинства; большинство из них проголосовали за продление запрета на продажу сельскохозяйственных земель.

В статусе первого заместителя министра аграрной политики и продовольствия, я посвятил последние полтора года земельной реформе. Я принимал участие в сотнях дискуссий, обсуждений и консультаций с бизнесом по этой теме. Десятки западных экспертов и профессоров консультировали правительство относительно лучших практик в области земельной реформы, которые были использованы в Центральной Европе и странах Балтии, чтобы помочь нам избежать ошибок.

Украинский истеблишмент полностью поддерживает земельную реформу.  Президент Петр Порошенко упомянул об этом в своем обращении к парламенту как о приоритетной задаче; этот тезис полностью поддержал премьер-министр; депутаты демократического толка неоднократно выражали свою готовность голосовать за снятие моратория.

Почему же тогда большинство украинских депутатов недавно поверили мифу о том, что украинцы выступают против приватизации земли?

Площадь Украины составляет 60,3 млн. га, из которых 71% приходится на сельскохозяйственные земли. Государство владеет почти 10 млн га сельхозземель и почти 31 млн га находятся в частных руках. Из последних, около 27 миллионов га — участки, которые в 1990-е годы получили бывшие советские колхозники в процессе демонтажа остатков коммунистического прошлого. Однако запрет на продажу земли сделал эти участки почти бесполезными.

Проведенные относительно недавно исследования показывали, что только 10-15% владельцев паев поддерживают идею полноценной собственности на землю – даже ту, которая уже находится в частных руках. Поэтому, когда премьер-министр в начале прошлого года объявил о подготовке земельной реформы, а МВФ назвал снятие моратория на продажу сельхозземель одним из ключевых условий получения следующего транша, мы решили изменить картину. По большому счету, у нас и не было другого выхода. Была начата широкомасштабная образовательная кампания, чтобы разъяснить людям основную цель реформы: максимально расширить их право собственности на землю.

Я очень благодарен Агентству США по международному развитию, USAID, за помощь, без которой реализация столь эффективной коммуникационной кампании о рыночных реформах была бы невозможна. Ее результаты удивили даже наиболее оптимистично настроенных представителей нашей рабочей группы. К середине лета 44% украинцев выступали против продления моратория на продажу земли, по сравнению с 10% на старте кампании. Среди владельцев земельных участков доля сторонников рынка земли выросла с начальных 20% до почти 60%.

Мы были очень близки к победе. Но в начале осени что-то изменилось. Сначала USAID прекратил финансирование коммуникационной кампании; а затем МВФ изъял земельную реформу из перечня предварительных условий для получения октябрьского транша в Украине. Итогом стало голосование за продление моратория с разгромным счетом: только 48 законодателей высказались против (что можно тоже считать небольшой победой, так как годом ранее таких было всего 16).

Нельзя не восхититься позицией коллег из Мирового банка, которые, несмотря на препятствия, продолжали оказывать консультационную и техническую поддержку, и даже политическое давление на украинских политиков, чтобы превратить эту реформу в реальность. Но, даже опираясь на эту поддержку, мы не продвинемся вперед, пока четко не осознаем, что земельная реформа – это то, что нужно в первую очередь Украине и что ее судьба, как и, впрочем, принятие других важнейших решений в жизни страны находится в наших руках и в нашей зоне ответственности.

Согласно расчетам независимых экономистов из IMF Group, Украина получит дополнительные 3 млрд. долл. США к национальному ВВП, а цены на землю возрастут на 60-70 процентов в первые два года после снятия моратория. Да, сейчас все более популярными становятся эгалитарные экономические модели и кажется, что сторонников национализации больше, чем приватизации. Но независимо от того, что говорят модные экономические теории, урожайность по-прежнему выше на частных земельных участках.

Я надеюсь, что в ближайшем будущем Украина покинет печально известный список из шести последних стран на земле, где запрещена продажа земли: Куба, Северная Корея, Венесуэла, Конго и Таджикистан. И я надеюсь, что в 2018 году те, кто поддерживают эти усилия как внутри страны, так и извне, будут в большинстве.

Максим Мартынюк, первый заместитель министра аграрной политики и продовольствия Украины

[Всего голосов: 3    Средний: 5/5]